Неестественный отбор: быть ли селекции детей в Забайкалье?

Прижившийся в нашем обществе термин “модернизация” уже давно никого не пугает. Мы переживаем “перестройку” системы образования, здравоохранения. Однако проект программы, казалось бы, с безобидным названием “Модернизация детского движения в Забайкальском крае” авторского коллектива под руководством члена Комитета гражданских инициатив, директора проекта “Гражданская взаимопомощь” Фонда Кудрина Анатолия Ермолина в последнее время наделал много шума.

Мнения, которые доводится слышать от некоторых экспертов и родителей, заставляют вспомнить сюжет американского фильма-антиутопии “Дивергент”. Картина повествует о пережившем глобальную войну Чикаго, где общество разделено на пять фракций: “Эрудиция”, “Дружелюбие”, “Искренность”, “Отречение” и “Бесстрашие”, — объединяющих людей определенного типа. Каждый подросток должен пройти тест, чтобы определить, к какой фракции он принадлежит. Если есть склонности к нескольким фракциям, то такой человек считается опасным для общества дивергентом. Некоторые считают, что предлагаемая новая система детских движений подобным образом будет делить юных забайкальцев на “касты”. Мы решили разобраться в проблеме, выслушав мнения разных специалистов.

Инструкция по воспитанию идеала
После того, как в нашей стране пионерская и комсомольская организации утратили свой статус, в обществе постепенно начала зреть мысль о необходимости появления масштабного движения, которое могло бы объединить всех детей и подростков.
Как рассказала журналисту “ЗР” декан психолого-педагогического факультета Забайкальского государственного университета, член Общественной Палаты Забайкальского края Татьяна Клименко, в 90-е годы в читинской области была разработана программа “Гураненок” под авторством А.Ф. Верхотиной, которая стала популярна и в других территориях. В конце 90-х — начале “нулевых” годов в районах края стали появляться так называемые Союзы мальчишек и девчонок (СМИД). В Чите вскоре оформилась организация голубых галстуков “Родники”, у них была своя символика и атрибутика. Параллельно зарождалось еще одно движение — Республика юных забайкальцев (РЮЗ), которое на сегодняшний день охватывает более 20 тысяч ребят по всему краю.
— Постепенно в Забайкалье, да и на всероссийском уровне пришли к пониманию того, что необходима программа построения детского движения, которое нуждается в структурировании, управлении. Поэтому закономерно, что возникла мысль о разработке в регионе специальной программы модернизации детского движения, — пояснила Татьяна Клименко.
По словам Татьяны Константиновны, Анатолий Ермолин знаком ей с 2003 года по публикации в журнале “Народное образование”. Этот номер назывался “На службе у детства, основы, создание и функционирование воспитательной системы “Новая цивилизация” Анатолий Александрович и его коллега А.С. Прутченков создали специальную программу для воспитания и развития подростков.
— Делегаты от РЮЗ и центра “Искра”, побывав на семинаре Анатолия Александровича, который проводился в Иркутске в 2003 году, привезли новые идеи по работе с молодежью. И тогда на базе летнего оздоровительного лагеря “Парус” стали действовать смены под названием “Ньюландия”. Смысл этой программы состоит в том, что лагерь превращается в государство, в котором проходят выборы в парламент, формируется правительство, выстраивается экономическая система, — рассказала Татьяна Клименко. — То есть в игровой форме происходит экономическое воспитание подростков, ребята учатся быть лидерами, ораторами. Эту продуктивную идею по воспитанию молодого поколения переняли многие города России.
По словам нашего собеседника, в Чите на информационном семинаре Анатолий Ермолин представлял Концепцию детского общественного движения, а, как известно, концепция — это совокупность основных идей, среди которых была озвучена мысль о том, что неминуемо внутри детского коллектива происходит расслоение: одни ориентированы на получение высокого уровня образования, другие проявляют интерес к рабочим специальностям. Однако эти положения могут быть и не приняты в Забайкалье, так как обсуждения того, что приемлемо для нашего региона, еще не было. Все заинтересованные педагоги были проинформированы, а дальше должна начаться деятельность рабочей группы по доработке основных документов (Концепции и Программы) для представления к широкому обсуждению.
— Естественно с рядом предложений Анатолия Александровича я не согласна — особенно с идеей новой милитаризации. На мой взгляд, для Забайкалья более привлекательной является идея безопасности личности и территории, спасения, патриотического воспитания, — поделилась размышлениями Татьяна Клименко. — Не стоит одевать всех детей в военную форму, да и не каждому ребенку это будет по душе, ведь кому-то интересно быть юным корреспондентом, петь, танцевать, рисовать, ухаживать за пожилыми людьми.
По инициативе правительства Забайкальского края авторский коллектив под руководством Анатолия Ермолина взялся за разработку программы для нашего края.
— На основе концептуальных идей созданная в крае рабочая группа из числа педагогов и ученых будет формировать программу, а специалисты из федерального центра выступят ее кураторами, — пояснила Татьяна Клименко. — Естественно, что все положения программы будут опираться на забайкальскую почву — никто не станет внедрять насильно то, что для нас неприемлемо. Думаю, что у забайкальских специалистов хватит знаний и опыта для того, чтобы создать проект, который будет полезен региону. Программа предполагает, что специалисты опишут, каким должен быть идеальный ребенок в Забайкальском крае. Лично я вижу в этом положительные стороны — это воспитательный вектор в глубоком смысле, с другой — выстраивание продуманной структуры детского общественного движения, которое сейчас как мозаичное полотно.
"Перековывать" при "браке"
Однако некоторые представители Общественной Палаты Забайкальского края, активисты регионального штаба Общероссийского народного фронта возмущены многими аспектами проекта программы. В частности их настороженность вызвала терминология документа: “капитализация человеческих ресурсов”, “человеческий капитал”. Татьяна Клименко поделилась своими размышлениями на этот счет: “Большинство терминов, используемых в Концепции и проекте программы, употребляются в современных научных теориях, встречаются в социологических и культурологических трудах”. Особенно острую реакцию вызвало такое понятие, как “производственный брак” — речь идет о детях и молодежи с девиантным поведением.
— Как писал известный советский педагог Василий Сухомлинский, работу учителя нужно воспринимать как творчество скульптора, отсекающего кусочки от глыбы мрамора. Так из камня постепенно вырисовывается скульптура совершенного человека. Но от одного неудачного удара творение может потерять важные детали. Так и воспитание ребенка зависит от филигранной руки мастера, — прокомментировала Татьяна Константиновна. — Ведь даже того, кто осужден за страшные преступления, кто-то любил, воспитывал, старался сделать из него хорошего человека. Но, очевидно, на каком-то этапе произошел сбой, когда ребенок остался без поддержки взрослого. Рядом с ребенком всегда должны быть родители, которые бы доказывали юному человеку, что он любимый, самый лучший. Разработчики Программы как раз и говорят о том, что в процессе воспитания может возникнуть некий сбой — “педагогический брак”. К примеру, неуспешный в обучении ребенок, если по этой причине ему постоянно достается и в школе, и дома, оказывается в так называемой в педагогике точке бифуркации, то есть теряет ориентиры, по которым ему необходимо двигаться. В этом и заключается смысл “брака”. В таком случае нужно прибегать к “перековке”. Мне известна масса замечательных примеров, когда малолетние правонарушители, побывав в специализированных учреждениях, продолжили нормальную жизнь в обществе. Одним словом, важно создавать вокруг ребенка такую атмосферу, чтобы подрастающий человек уверенно чувствовал себя в ней, был в безопасности, тогда “педагогического брака” можно избежать…
Кроме того, Татьяна Клименко упомянула и о материальном оформлении детского общественного движения. По ее словам, в крае должен появиться центр, объединяющий разрозненные детские организации.
— Думаю, что после переработки и принятия программы подобный центр появится в крае, — подчеркнула Татьяна Константиновна. — У тех же, кто берется за формирование программы, должно быть достаточно благоразумия, чтобы не причинить вреда детям. К ребенку нужно подходить только с положительной концепцией, с заложенной в нее мыслью о том, что каждый растущий человек талантлив и может все.

Признали “идеологически опасной”
Активисты общероссийского общественного движения “Народный фронт “За Россию” выступили инициаторами проведения общественно-педагогической экспертизы проекта программы “Модернизация детского движения в Забайкальском крае”.
Экспертами выступили известные в крае люди, обладающие высокими учеными званиями: доктор педагогических наук, профессор кафедры педагогики ЗабГУ А. В. Рогова; доктор культурологии, профессор кафедры литературы ЗабГУ Л. В. Камедина; кандидат педагогических наук, доцент кафедры литературы ЗабГУ Е. В. Тарасова; директор Читинского педагогического колледжа, кандидат педагогических наук Т. В. Алешкина; кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы ЗабГУ, докторант кафедры педагогики ЗабГУ В. Н. Димитриева; кандидат социологических наук, председатель “Педагогического сообщества” Г. И. Зимирев и другие специалисты.
По мнению экспертов, документ не соответствует цели, которую ставило Министерство образования края, поскольку актуальным для Забайкалья является не модернизация детского движения, а создание действенной схемы государственной поддержки детских общественных организаций.
Кроме того, эксперты сделали заявление: программа не согласуется с Международной конвенцией о правах ребенка, Всеобщей декларацией прав человека, основными положениями Закона “Об образовании Российской Федерации”, а также противоречит Федеральным государственным образовательным стандартам. В заключении сказано, что авторы программы понимают личностное развитие ребенка как “формирование у подрастающего поколения мотивации, способности и готовности к продуктивной деятельности на современных рынках труда”. Специалисты сделали вывод, что программа нацелена на профессиональную подготовку и не ставит задач всестороннего развития детей.
Эксперты нашли в программе противоречия важнейшим образовательным подходам современности. Личность в ней “понимается как ресурс для обеспечения экономического развития, как источник благосостояния, получения прибыли”. Такое мнение, очевидно, сложилось из-за употребляемой в программе своеобразной терминологии: “селекция человеческого капитала”, “эталонный портрет представителя человеческого капитала”.
“Странным является представление о детском движении как “системе, обслуживающей производство продуктивного человеческого капитала в самые важные периоды его формирования, на этапах, когда закладываются фундаментальные основы ценностей, сильных сторон характера”, — записано в экспертном заключении. — “Теория человеческого капитала” как “теория среднего уровня” имеет другой адресат и другие границы применения. Ее скорее нужно адресовать бизнес-слою, государству, системам формального общего (включая дополнительное) и профессионального образования. Там есть ресурсы и инструменты соответствующего порядка, направленные на улучшение качества рабочей силы”.
При анализе экспертного заключения мы и заметили аналогию с названным выше американским фильмом — специалисты выделили в программе идеи прямолинейного деления людей на “Креатив”, “Пролетариат”, “Крестьянство”, “Маргиналы”. Подобная стратификация напомнила ведущим педагогам края “идеи фашизма, расизма”.
Эксперты рекомендовали признать концепцию программы как “идеологически опасную, неприемлемую с точки зрения гуманистической педагогики, нацеленную на расщепление и утрату единства с позиции патриотического воспитания”, и сделали вывод, что она не может быть принята в Забайкалье.

Слова важны, но нужно действовать
Свое мнение о необходимости преобразований в детском общественном движении Забайкалья высказала руководитель краевой детской общественной организации “Республика юных забайкальцев” Тамара Бусоедова.
— Мы давно говорим о необходимости совершенствования системы воспитания в нашем регионе. Еще в 2004 году, выступая на совещании глав муниципальных образований Читинской области, я говорила о том, что у нас есть набор мероприятий, реализуемых различными учреждениями, но нет эффективной системы взаимодействия и координации. Множество объединений Забайкалья живут по своим правилам, поэтому важно выстроить единую модель детского движения.
За минувшие годы изменения происходили больше кадровые: менялись специалисты, занимающиеся вопросами детства, руководители управлений, министры, губернаторы. Постоянными остаются лишь те, кто непосредственно реализует воспитательную работу на местах.
На территории нашего края реально действующих детских общественных организаций, зарегистрированных в органах юстиции, две: “РЮЗ” и “Родничок”. Может быть, есть еще какие-то, но мы о них не знаем. При школах и домах детского творчества есть детские объединения различной профильной направленности, но большинство детей остаются не охваченными данной формой развития и воспитания.
В состав “Республики юных забайкальцев” входят 118 детских объединений из 26 районов края. В основе деятельности организации лежит опыт, накопленный за годы существования пионерской организации, современный опыт Всероссийских детских центров “Орленок”, “Океан”, “Артек”, ФДЦ “Смена”. Большую роль в развитии организации играет членство в Международном союзе детских организаций “Союз пионерских организаций — Федерация детских организаций” (СПО ФДО), в общероссийской общественной организации “Детские и молодежные социальные инициативы” (ДИМСИ), сотрудничество с коллегами из разных регионов РФ, участие в скаутских программах (РАНС, ВСА). Работа в РЮЗе неразрывно связана с постоянной учебой, поиском новых форм и методов работы, расширением круга единомышленников и партнеров.
Хороших специалистов в области детского и молодежного движения немного даже в России. Большинство мы знаем. Мы сотрудничаем с А.В. Волоховым, М. Р. Мирошкиной, И. Фришман, С. В. Тетерским, С. Г. Лесниковой, В. А. Дергуновым, Е. И. Свириденко, Л. В. Спириной, Т. А. Лубовой и другими учеными. С 2007 года выстраивалось сотрудничество с А. А. Ермолиным.
В феврале текущего года педагогическая общественность нашего края имела возможность познакомиться с одним из проектов А.А. Ермолина. Я говорю “одним из”, потому что с 2002 года тысячи забайкальцев стали участниками проектов, инициатором, автором или руководителем которых он являлся, — “Федерация интернет-образования”, “Школа креативного менеджера”, “Ньюландия” и многих других.
По поводу программы А.А. Ермолина “Модернизация детского движения в Забайкальском крае” разгорелась жаркая дискуссия, что стало неожиданностью для тех, кто знаком с другими его проектами. На совещании в министерстве образования он говорил о возможности самостоятельного выстраивания модели детского движения на основе регионального опыта с использованием технологий авторского коллектива. Задачу предстояло решить непростую, ведь над этой проблемой много лет работают ученые и практики РФ, и до сих пор единой модели детского движения в стране не существует, поскольку во всех территориях нужно учитывать региональные особенности, кадровый потенциал и многое другое. Одним словом, работа предстояла серьезная, в ходе которой нужно было подготовить свою программу. Однако события стали развиваться по другому сценарию.
В региональном отделении “Народного фронта” состоялось заседание экспертного совета, в ходе которого некоторые представители педагогической общественности края подвергли критике проект программы. Сложилось впечатление, что выступающие не имеют достоверной информации, а руководствуются только личными домыслами. Если кто-то хочет разобраться в этих вопросах, думаю, что лучше это сделать самостоятельно. Я считаю, что развернувшаяся в СМИ дискуссия по итогам состоявшихся обсуждений проекта программы должна быть направлена, прежде всего, на достижение конкретного результата. Вопросы развития детского общественного движения мы уже много раз обсуждали на разных площадках, писали обращения, письма, принимали резолюции, но все оставалось по-прежнему. Так, может, мы что-то делали не так? Может быть, писали не тем языком?
А. А. Ермолин по-своему представил путь обновления детского движения. Его идея оказалась созвучной с точкой зрения современных управленцев, имеющих опыт работы в бизнесе, экономике и общественном секторе. В бюджете края на 2015 год не предусмотрены средства на реализацию программы, но ведь никто и не сказал, что это будет сделано на средства налогоплательщиков. Я могу привести много примеров, когда чиновники и общественные деятели вкладывали свои личные средства в реализацию детских и молодежных проектов. Это Т. К. Клименко, Л. А. Скиданова, А. С. Швецов, А. П. Романов, Л. П. Уцына… Делали они это не по принуждению, а по убеждению.
Развитие детского движения во многом зависит от поддержки первых лиц государства, регионов. Сегодня впервые за многие годы у нас сложилась ситуация, когда совпали интересы “низов” — представителей детского движения, занимающихся вопросами воспитания на местах, — и “верхов” — власти. А значит, конструктивный разговор нужно продолжать. Всем нам нужно попытаться понять, что еще необходимо сделать государственным и общественным институтам для разрешения недетских проблем во благо подрастающего поколения. Понять и начать действовать!


Материалы подготовили Юлия БОЛТАЕВСКАЯ, Марина ПРОКОПЕЦ. 

Источник: Забайкальский рабочий



 

ФИО

Контактный телефон

E-mail

Мои предложения/пожелания/замечания в Гражданское послание-2014 г.

Направить в комиссию